Но больше всего ей нравилось состояние полной естественности, даже какой- то душевной и телесной распущенности, которое охватывало её только рядом с ним. Он раздражал её, будоражил ей нервы, доводил до полного безумия. Но, черт возьми, как ей это нравилось. Она ловила кайф от этого коктейля из нежности, ненависти и страстного желания, которым он умел её как следует угостить. Она таяла на его губах, как конфетка. Но могла оттолкнуть резко и безжалостно в ответ на его самодовольную ухмылку. Он никогда не обижался, лишь посмеивался над вспышками её гнева, как над какой- то детской шалостью. Он смотрел на неё всегда немного свысока и это злило и одновременно заводило её. Она готова была бежать ему навстречу тёмной ночью по безлюдным улицам лишь бы только ощутить вкус его поцелуя, но могла подолгу не отвечать на его звонки, желая сделать ему хоть немного больно за какой- нибудь очередной его косяк. Он никогда не говорил ей, что любит. Но она знала это и чувствовала, замечая в его глазах тот особый огонь, который появлялся, когда он смотрел на неё. Она не боялась показаться ему грубой, бестактной или равнодушной. С ним она всегда была собой, отбросив все свои маски благопристойности. Она никогда не признавалась ему, насколько он ей дорог, но точно знала, что отдаст за него жизнь, если это потребуется.

Но больше всего ей нравилось состояние полной естественности, даже какой- то душевной и телесной распущенности, которое охватывало её только рядом с ним. Он раздражал её, будоражил ей нервы, доводил до полного безумия. Но, черт возьми, как ей это нравилось. Она ловила кайф от этого коктейля из нежности, ненависти и страстного желания, которым он умел её как следует угостить. Она таяла на его губах, как конфетка. Но могла оттолкнуть резко и безжалостно в ответ на его самодовольную ухмылку. Он никогда не обижался, лишь посмеивался над вспышками её гнева, как над какой- то детской шалостью. Он смотрел на неё всегда немного свысока и это злило и одновременно заводило её. Она готова была бежать ему навстречу тёмной ночью по безлюдным улицам лишь бы только ощутить вкус его поцелуя, но могла подолгу не отвечать на его звонки, желая сделать ему хоть немного больно за какой- нибудь очередной его косяк. Он никогда не говорил ей, что любит. Но она знала это и чувствовала, замечая в его глазах тот особый огонь, который появлялся, когда он смотрел на неё. Она не боялась показаться ему грубой, бестактной или равнодушной. С ним она всегда была собой, отбросив все свои маски благопристойности. Она никогда не признавалась ему, насколько он ей дорог, но точно знала, что отдаст за него жизнь, если это потребуется.

5cd173b3


" Отвоюй меня у Небес..."

© Copyright: Алина Ермолаева 8, 2017